каждый номер как идеальный званый ужин

БОБ: Энди и Джерард Маланга задумывали Interview как киножурнал, но он постепенно превратился в издание, которое стало писать обо всем, что нам интересно. И сейчас я бы собирал его точно так же: делал бы каждый номер как идеальный званый ужин, каждый гость на котором должен удивить остальных. Например, на обложке — гламурная кинозвезда, внутри один известный политик и сразу за ним две юные модели, пара начинающих актеров, один писатель, один художник и одна светская дама с Парк-авеню или из Парижа. Все зависит от правильного микса людей и от времени их участия в «вечеринке», потому что одни и те же персонажи не могут быть интересны постоянно — и писать о них нужно только тогда, когда становится наиболее интересно все это читать.

Источник: Интервью Россия. Боб Колачелло: «В медиа сейчас очень мало оригинального: все из кожи вон лезут, но получается у всех одно и то же».

— Но вопрос в другом. Никита Михалков, когда заверяет свои интервью, вычеркивает там одно слово «бл…дь» из трех и иногда «либералов» меняет на «чертовых либералов». Но он один такой, остальные на бумаге хотят выглядеть лучше.

— Никита этого не делает, потому что он сильный. А параноидальное желание выглядеть лучше, эта бесконечная беготня за отмыванием своих цитат… Мне кажется, это, во-первых, страшно старомодно, а во-вторых — автоматически сообщает миру, что ты слаб. Потому что, о'кей, ты можешь выглядеть лучше на бумаге. Но рано или поздно ты откроешь рот — на радио, по телевизору, просто на вечеринке — и окажется, что ты бекаешь-мекаешь и вообще скучнейший персонаж. Ты все равно провалишься в эту яму. К сожалению, есть другая проблема. Определенная часть людей — они скучные. Не будем называть имен, но бывает же — садишься с чудесным талантливым человеком, и он тебе час рассказывает, что лошадь кушает овес, а Волга впадает в Каспийское море. И ты не понимаешь, что с этим делать.

— И что же тогда?

— Нам всегда остается бытовая драматургия. Одна банальность показательней другой, человек может раскрыться в какой-то совсем ничего не значащей фразе. Почему я люблю, скажем, Спилберга — он в очень простом сюжете, который если за полторы минуты рассказать, это даже не «Аленький цветочек» будет — но то, как он это рассказывает, в тебе открывает что-то, с чем ты хочешь потом жить. И эта охота за внятным, интересным, непредсказуемым — в не слишком внятном, в меру интересном и очень предсказуемом мире — это как раз то главное, чем хочется заниматься.

Источник: Афиша. Алена Долецкая: «Где можно нарушать программу — я буду ее нарушать»

 
6
Kudos
 
6
Kudos

Now read this

Week 5: тексты

Всю неделю вела тайминг по книге Гранина (о Любищеве) и успела сделать большой кусок двух проектов, а фоном слушала Познера, Гордона, «Школу злословия», потому и выборка за эту неделю вышла весьма однородная (Тимофеевский, Толстая,... Continue →