Мамардашвили о взрослении

Тяжелый год, много вопросов и все — без ответа. Пробую выразить это в сценарии или в проектах, хоть в чем-то, чтобы немного прояснилось. С другой стороны: Don’t feel guilty if you don’t know what you want to do with your life. The most interesting people I know didn’t know at 22 what they wanted to do with their lives. Some of the most interesting 40-year-olds I know still don’t. (The Big Kahuna final monologue)

Значит, повторяю снова, поворачивая, разъясняя, слово «реализация». Реализация себя или прихождение к себе. Это можно сформулировать и в виде другого вопроса. Вся тема романа Пруста состоит в том, как мы вырастаем и вырастаем ли вообще. Становимся ли мы вообще взрослыми, или мужчинами. Здесь преимущественно женское общество, но я уже в прошлый раз употреблял термин «мужчина» в смысле человеческой доблести. Для Пруста, как я уже сказал, главная проблема — вырасти, стать мужчиной. И эта проблема сводится к тому, обижаемся мы на мир или не обижаемся. Ведь что значит не быть взрослым? Считать, что мир «центрирован» на нас. Создан для того, чтобы нас или обижать, или гладить по головке. Вы знаете прекрасно, что детская психология и состоит в этом эгоцентризме. Когда ребенок воображает себя центром мира. Все, что в мире происходит, происходит для того, чтобы доставить ему удовольствие или обидеть его. И все события имеют для него, так сказать, знаковую природу. Все они что-то означают по отношению к нему. Поэтому мы и говорим (хотя это тавтология): ребенок инфантилен. Ребенок есть ребенок. Ну а когда — взрослый? Оглянитесь вокруг себя и вы увидите общество, состояние, я бы сказал, дебильных переростков. Которые так и остались в детском возрасте. Которые воспринимают весь окружающий мир как то, в чем что-то происходит по отношению к ним. Не само по себе. Даже цветок в мире, с точки зрения ребенка, не растет сам по себе, как автномное явление жизни. Или вокруг темно и копошатся демоны, которые окружают их светлый остров, — конспирации, заговоры, намерения по отношению к ним. Я сейчас вспомнил фразу, которую в свое время сказал Людвиг Витгенштейн: мир не имеет по отношению к нам никаких намерений. Это — взрослая точка зрения. А ведь взрослые могут вести себя по-детски. Вспомните, что один персидский царь, которому было угодно завоевать Грецию, отправил флотилию, а в это время разбушевалось море и потопило всю его флотилию. И он приказал высечь море. Смешной акт. А подумайте о себе, сколько раз мы высекаем море, или высекаем мир. Потому что нам кажется, что у мира были по отношению к нам намерения — как у моря по отношению к Ксерксу.

Мамардашвили — Лекции о Прусте

 
41
Kudos
 
41
Kudos

Now read this

Digital publishing. Какую платформу выбрать. Часть 1.

Несколько лет назад я искала удобный инструмент для создания журнала о дизайне для Высшей Школы Экономики. Я тогда преподавала интерактивный дизайн и журнал хотела создать вместе со студентами — экспериментальный, визуальный, яркий, и... Continue →